Черты художественного историзма Гоголя не оставались неизменны­ми

Черты художественного историзма Гоголя не оставались неизменны­ми. В «Вечерах на хуторе близ Диканьки» историзм был тесно свя­зан с фольклором, с народной фантастикой. В дальнейшем Гоголь всё больше погружался «В сор и дрязг» современной жизни. Он прямо вписывал своих героев в быт, который изображал детально и подробно. Этими свойствами отличается и комедия «Ревизор». Од­нако в ней, как и в других произведениях писателя второй половины 1830-х годов, историзм связан с религиозными идеями. По мысли Гоголя, в русском обществе исчезла совесть. Души людей утрати­ли её. Наша совесть есть данный нам Богом ревизор души, не тот ложный, которым предстаёт Хлестаков, а настоящий, который как символ появляется в финале комедии. Он невидим, но непременно присущ всем. И когда он обнаруживается, то наступает душевный крах для бесчестных, пошлых и бездушных людей. Смех над ними соединяется с горечью, с убийственной иронией. В таком состоянии оказывается городничий. Подтвердите эти размышления примерами из текста комедии «Ревизор».

Ответ

Из приведённых размышлений можно выделить три основных утверждения, относящихся непосредственно к «Ре­визору»: вписывание героев в детальный быт и прописывание этого быта, религиозный характер гоголевского историзма и ревизор как человеческая совесть, а также то, что городничий оказывается в состоянии горечи и убийственной иронии.

Описания бытовых подробностей: «Кроме того, дурно, что у вас высушивается в самом присутствии всякая дрянь и над самым шкапом с бумагами охотничий арапник. Я знаю, вы любите охоту, но всё на время лучше его принять, а там, как проедет ревизор, опять его можете повесить. Также заседатель ваш… он, конечно, человек сведущий, но от него такой запах, как будто бы он сейчас вышел из винокуренного завода, — это тоже нехорошо. Я хотело давно об этом сказать вам, но был, не помню, чем-то развлечён. Есть против этого средства, если уже это действительно, как он говорит, у него природный запах. Можно ему посоветовать есть лук, или чеснок или что-нибудь другое» (Городничий, Действие первое, Явление I), «Возьмите! В дороге всё пригодится. Давай сюда головы и ку­лёк! Давай всё, всё пойдёт впрок. Что там? Верёвочка! Давай и верёвочку! — и верёвочка в дороге пригодится: тележка об­ломается или что другое, подвязать можно» (Осин, Действие четвёртое, Явление Х), «А впрочем, тут и чернила, только бу­маги — не знаю… Разве на этом счёте?» (Хлестаков, Действие второе, Явление Х).

Что касается нравственной символики образа ревизора, сначала ложного, а после и настоящего, то в тексте никаких указаний на такое прочтение нет. Сам автор только спустя не­сколько лет заявил об этом.

Третье утверждение прекрасно иллюстрирует монолог Го­родничего: «Обручился! Кукиш с маслом — вот тебе обручился! Лезет мне в глаза с обрученьем!.. (В исступлении.) Вот смотрите, смотрит, весь мир, всё христианство, все смотрите, как одурачен городничий! Дурака ему, дурака, старому подле­цу! (Грозит себе самому кулаком.) Эх, ты, толстоносый! Со­сульку, тряпку принял за важного человека! Вот он теперь по всей дороге заливает колокольчиком! Разнесёт по всему свету историю; мало того, что пойдёшь в посмешище… найдётся щелкопёр, бумагомарака, в комедию тебя вставит, вот что обидно, чина, звания не пощадит, и будут все скалить зубы и бить в ладоши. Чему смеётесь? над собой смеётесь!..» (Дейст­вие пятое, Явление VII).

Опубликовано: 10.12.2018 Обновлено: 10.12.2018
Поделись с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × 1 =