Прочитайте описание грозы, которая застала путника в лесу

Прочитайте описание грозы, которая застала путника в лесу. Какие изобразительные приёмы использует писатель? Сопоставьте описа­ние природы у Гоголя и Тургенева. Расскажите о результатах срав­нения.

Ответ

Описание грозы у Тургенева:

«Гроза надвигалась. Впере­ди огромная лиловая туча медленно поднималась из-за леса; надо мною и мне навстречу неслись длинные серые облака; ракиты тревожно шевелились и лепетали. Душный жар вне­запно сменился влажным холодом; тени быстро густели. Я ударил вожжой по лошади, спустился в овраг, перебрался че­рез сухой ручей, весь заросший лозинками, поднялся в гору и въехал в лес. Дорога вилась передо мною между густыми кустами орешника, уже залитыми мраком; я подвигался вперед с трудом. Дрожки прыгали по твердым корням столетних дубов и лип, беспрестанно пересекавшим глубокие продольные рыт­вины — следы тележных колес; лошадь моя начала споты­каться. Сильный ветер внезапно загудел в вышине, деревья забушевали, крупные капли дождя резко застучали, зашлепали по листьям, сверкнула молния, и гроза разразилась. Дождь по­лил ручьями. Я поехал шагом и скоро принужден был остано­виться: лошадь моя вязла, я не видел ни зги».

«Белая молния озарила лесника с головы до ног; трескучий и короткий удар грома раздался тотчас вслед за нею. Дождик хлынул с удвоенной силой».

Писатель использует следующие изобразительные приемы: эпитеты (лиловая туча), олицетворение (ракиты шевелились и трепетали), градацию (предложение, начинающееся со слов «Сильный ветер внезапно загудел в вышине…»). В целом, Тургенев в описании природы использует не очень много специальных приемов, он соединяет воедино описание событий природы и повествование о том, что происходит с героем. Чаще всего он передает это сложными бессоюзными предложениями, нанизывая события одно на другое.

Описание степи из «Тараса Бульбы» Гоголя:

«Степь, чем далее, тем становилась прекраснее. Тогда весь юг, все то пространство, которое составляет нынешнюю Новороссию, до самого Черного моря, было зеленою, девственною пустынею. Никогда плуг не проходил по неизмеримым волнам диких рас­тений. Одни только кони, скрывавшиеся в них, как в лесу, вы­таптывали их. Ничего в природе не могло быть лучше. Вся поверхность земли представлялася зелено-золотым океаном, по которому брызнули миллионы разных цветов. Сквозь тон­кие, высокие стебли травы сквозили голубые, синие и лиловые волошки; желтый дров выскакивал вверх своею пирамидаль­ною верхушкою; белая кашка зонтикообразными шапками пе­стрела . на поверхности; занесенный бог знает откуда колос пшеницы наливался в гуще. Под тонкими их корнями шныря­ли куропатки, вытянув свои шеи. Воздух был наполнен тыся­чью разных птичьих свистов. В небе неподвижно стояли яст­ребы, распластав свои крылья и неподвижно устремив глаза свои в траву. Крик двигавшейся в стороне тучи диких гусей отдавался бог весть в каком дальнем озере. Из травы подыма­лась мерными взмахами чайка и роскошно купалась в синих волнах воздуха. Вон она пропала в вышине и только мелькает одною черною точкою. Вон она перевернулась крылами и блеснула перед солнцем… Черт вас возьми, степи, как вы хо­роши!..

Вечером вся степь совершенно переменялась. Все пе­строе пространство ее охватывалось последним ярким отбле­ском солнца и постепенно темнело, так что видно было, как тень перебегала по нем, и она становилась темно-зеленою; испарения подымались гуще, каждый цветок, каждая травка ис­пускала амбру, и вся степь курилась благовонием. По небу, изголуба-темному, как будто исполинскою кистью наляпаны были широкие полосы из розового золота; изредка белели клоками легкие и прозрачные облака, и самый свежий, оболь­стительный, как морские волны, ветерок едва колыхался по верхушкам травы и чуть дотрагивался до щек. Вся музыка, звучавшая днем, утихала и сменялась другою. Пестрые сусли­ки выползывали из нор своих, становились на задние лапки и оглашали степь свистом. Трещание кузнечиков становилось слышнее. Иногда слышался из какого-нибудь уединенного озера крик лебедя и, как серебро, отдавался о воздухе. Путешественники, остановившись среди полей, избирали ночлег, раскладывали огонь и ставили на него котел, в котором варили себе кулиш; пар отделялся и косвенно дымился на воздухе. Поужинав, казаки ложились спать, пустивши по траве спутан­ных коней своих, Они раскидывались на свитках. На них пря­мо глядели ночные звезды. Они слышали своим ухом весь бес­численный мир насекомых, наполнявших траву, весь их треск, свист, стрекотанье, — все это звучно раздавалось среди ночи, очищалось в свежем воздухе и убаюкивало дремлющий слух. Если же кто-нибудь из них подымался и вставал на время, то ему представлялась степь усеянною блестящими искрами све­тящихся червей. Иногда ночное небо в разных местах освеща­лось дальним заревом от выжигаемого по лугам и рекам сухо­го тростника, и темная вереница лебедей, летевших на север, вдруг освещалась серебряно-розовым светом, и тогда каза­лось, что красные платки летали по темному небу».

Гоголь использует гораздо больше изобразительных прие­мов: перифразы (девственная пустыня), сравнения (в них, как в лесу; обольстительный, как морские волны; как серебро), мета­форы (зелено-золотой океан, синие волны воздуха), диалектиз­мы (волошки, овражки), риторические восклицания (Черт вас возьми, степи, как вы хороши!), олицетворения (звезды гляде­ли) и т.д. В его описаниях много сложноподчиненных предло­жений, обособленных оборотов и членов предложения.

Опубликовано: 06.11.2018 Обновлено: 06.11.2018
Поделись с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре + девять =