Что представляли собой Белогорская крепость, порядки, заведённые в ней

Что представляли собой Белогорская крепость, порядки, заведённые в ней? Чем объяснить такой «семейный» характер отношений между людьми в крепости? Расскажите о её обитателях — Иване Кузмиче, его жене, Швабрине, Марье Ивановне. Какое значение имеет солдат­ская песня, стоящая эпиграфом к третьей главе?

Ответ

Белогорская крепость представляла собой затерянную в степи деревушку, обнесённую прогнившим во многих местах тыном. Население в большинстве своём составляли солдаты инвалидной (инвалид — то есть вышедший из военного воз­раста; но оставшийся в рядах армии) команды, составлявшие гарнизон из ста тридцати человек, и казаки. Порядки в крепо­сти были самые что ни есть домашние — всем заправляла Ва­силиса Егоровна, жена капитана. В значительной мере это происходило из-за того, что и солдаты, и их командиры, кроме Швабрина, сами были крестьянами, жили на натуральном хо­зяйстве, а военной угрозы как таковой никогда не было. Мир­ная немудрёная жизнь диктовала свои правила существования. Мелкие волнения немногочисленных шаек башкир и киргизов были сравнительно неопасны, да и их не было уже много лет. Большинство солдат уже состарилось на службе в Белогор­ской, их командир с супругой жили там уже двадцать лет.

Иван Кузьмич был старый служака, глуповатый, но чест­ный и добрый. Он вышел в офицеры из солдатских детей и в глубине души продолжал оставаться солдатом. Его дворянст­во (а офицером мог быть только дворянин) было лишено даже того минимального аристократизма, которым обладали роди­тели Гринёва. Он иногда вспоминал про службу и пытался «учить» солдат, пытаясь объяснить им, где находится правая, а где левая нога, но жена его беспрестанно одёргивала и с точ­ки зрения житейской была, как правило, совершенно права.
Василиса Егоровна была женщина неглупая, говорливая и любопытная, как и всякая бойкая деревенская женщина, вы­нужденная управляться с большим хозяйством, а своим хозяй­ством она считала всю крепость. Она обожала новости и всё, что вносило разнообразие в скучную жизнь, старалась дер­жать всё в своих руках, что у неё с успехом получалось, так как она была женой коменданта. Конечно, кругозор у неё был минимален, и то, чтоо отец Гринёва владел трёмястами крепо­стными, произвело на неё глубокое впечатление, в то время как это было очень небольшое число крепостных душ во вре­мена Екатерины.

Марья Ивановна, их дочь, была тихая молчальница, легко смущающаяся, но очень искренняя и душевная. Она была де­вушкой на выданье, но в такой глуши познакомиться с инте­ресным человеком было совсем непросто. Маша обладала большой сердечной чуткостью и интуитивно могла почувство­вать качества человека, поэтому она сторонилась Швабрина.

Алексей Иванович Швабрин поначалу производил впечат­ление остроумного и раскованного человека, знающего цену местным тайнам и добродушно над ними подтрунивавшим. После окажется, что впечатление это обманчиво, а Швабрин таит в душе глубокую уязвлённость.

Солдатская песня, вынесенная в эпиграф, с одной стороны, настраивает читателя на определённый бравый лад и сообща­ет. о чём должна идти речь в главе, с другой стороны, — явля­ется своеобразным юмором автора. В самом деле, деревянный забор вокруг деревни трудно назвать «фортецией», в песне поётся про пушку, и кажется, что как раз про пушку из повести, потому что она там одна и была. Цитата из фонвизинскоrо «Недоросля» ориентирует как раз на такое восприятие. Именно «старинными людьми» оказываются оторванные от мира обитатели Белоrорской крепости.

Опубликовано: 03.10.2018
Обновлено: 03.10.2018

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

десять + 15 =